a_s_kino: (Default)
[personal profile] a_s_kino
Нашел сейчас старую свою заметку про зрителей - весеннюю еще. Вот она:

Леонид Трауберг, оставив практическую работу в кино, стал писать книги. Они достаточно известны: «Фильм начинается…», «Дэвид Уорк Гриффит», «Мир наизнанку», четыре тоненькие, но емкие книжечки воспоминаний. Последние выпускались Бюро пропаганды советского киноискусства. Для него он написал и еще одну небольшую книжечку - «Трубы, входит зритель…» О ней как-то вспоминают меньше, но она затрагивает очень важную, всегда актуальную проблему: 

Конечно, об этом писали многие. Писал, скажем, многолетний соратник Трауберга Козинцев. Говорилось, что со временем обязательно в истории останутся не "коммерческие боевики", а настоящее искусство. Трауберг говорит о современности. В его книге есть очень страшная и бо́льная глава - «Рядовой сеанс». Он рассказывает о том, как смотрел фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино» не на студии, не на премьере в Доме кино, а в обычном кинотеатре. «Хотелось быть просто зрителем. Ну, конечно, не так. Кино - моя профессия… Одинаково чуждо мне и лирическое отношение ("ах, мои зрители!"), и пренебрежительное ("ох, этот зритель!"). Я всматривался в лица. Понравились, и даже очень».
Начался сеанс. Во время просмотра около двадцати человек вышло. Оставшиеся воспринимали фильм не совсем адекватно - смеялись. Трауберг сначала пытается оправдать зрителя (в единственном числе - от обобщений тут никуда не уйдешь). Самому же Чехову не чужд был юмор: «…в повести [«В овраге»] дьячок съел на поминках четыре фунта икры… А в пьесах… Почти балаганный диалог Епиходова, Гаева, Яши (это в одной только драме!), несуразнейшие фамилии: Соленый, Симеонов-Пищик…» Но по мере разбора фильма, режиссерских решений Трауберг приходит к неутешительному выводу:
«Имело ли место понимание… главного, вчитывание, всмативание, постижение и - как итог - узнавание и обновление (а к этому без тени проповеди стремился Чехов) на просмотре, о котором я пишу?
Боюсь: не было. Или было в самой малой степени.
И не пытаюсь я противоположить зрителю самого себя: вот какой я понимающий, постигающий… Где там!
Грош стоит мое понимание, если теряет, обедняет себя мой земляк, мой современник, мой зритель, для которого работал я всю жизнь.
Грош стою я, называющий себя кинематографистом, если мирюсь с тем, что зрители считают резонным в кино только смеяться, только плакать, только "интересоваться", только "смотреть кино", и если понимать, то лишь на дюйм в глубину - не больше».
Такая большая цитата может показаться слишком пространной, но в ней как раз сформулированы те проблемы, которые не раз вставали перед всеми деятелями искусства (шире - культуры). Как заставить (нехорошее слово, конечно) зрителя думать над увиденным? Или - зачем заниматься искусством, если его все равно большая часть зрителей не примет? О последнем, цене создания произведения, Трауберг пишет в конце все той же главы:
«Почти не касался я этого в книжке. Не написал, как в поисках нужного кадра в «Рождении нации» Д.-У. Гриффит и его коллеги шли десять километров по бездорожью, буквально таща на руках свою машину. Как пожертвовал минимум десятком лет жизни С.М. Эйзенштейн, снимая в каленой жаре свой так и не вышедший фильм о Мексике. Как много лет не спал ночами, мучаясь желанием довести до народа любимых им Шекспира и Гоголя, Козинцев. Как в отчаянии едва не покончил счеты с жизнью безмерно талантливый Куросава.
Далеко не всегда народ принимал то, что они хотели дать народу, твердо, всем существом веря, что именно это ему, народу, нужно, его, народ, обогащает».
Ранее Трауберг, говоря о фильме Гриффита «Сломанная линия» (1919) и его непризнании современниками, фантазировал о том, стали бы его смотреть теперь, если бы была такая возможность. Книга писалась более четверти века назад, в конце 1970-х. Музей кино появился позже. Председателем Музейной комиссии - то есть одним из непосредственных его создателей - был как раз Трауберг.) Место, где можно было смотреть фильмы 1910-20-х годов, более поздние шедевры, современные некоммерческие фильмы. И - смотрели. Все четыре зала нередко были забиты полностью. На некоторых сеансах стояли в проходах. Модно и легко говорить, что молодежь не интересуется своей культурой. Музей кино это опровергал - без преувеличения можно сказать, что около 70-80 % зрителей было в возрасте 18-25 лет. С декабря 2005 года он фактически прекратил свое существование. Архивы в походном состоянии сложены на «Мосфильме». Просмотры прекратились было совсем. Буквально на днях (я пишу это в марте 2006-го) показы возобновились, но, конечно, не в таком обилии, как на старом месте (Пресне, наверное, вообще не везет с декабрями 05-х годов).
Это тоже относится к вопросу о зрителе. Сам по себе невероятный и возмутительный факт закрытия Музея (когда подобное делают Бенкендорф с Николаем I или даже Жданов со Сталиным - это все-таки история, это было в "дикие" времена; но на наших глазах…) неоднократно обсуждался. В спаренном 25/26 номере «Сеанса» этому посвящен большой раздел, где разные представители культуры (в особенности, кинематографисты) размышляют об этом событии и его возможных последствиях. Повторяться не будем. Приведем еще один отзыв, который, во-первых, тесно связан с нашей темой о зрителе, во-вторых, вряд ли привлек к себе большое внимание. Это одно из сообщений на форуме Музея кино (подпись - Миша):
«…Мы живем в страшное беспросветное время, и то, что произошло с Музеем, далеко не исключение, это целенаправленная политика. Нужна ли мыслящая молодежь? Нет! Нужны роботы, бараны. Музей вел не туда, куда надо… Музей был тем камертоном, с помощью которого можно было не фальшивить в искусстве, всегда можно было понять, что на самом деле является шедевром, а что нет…». Отсутствие желания понимать искусство не только исходит снизу, но и поддерживается сверху.
Но мы все-таки говорим о зрителе. Том, что снизу. Да, конечно, есть люди, которые понимают искусство. И не так уж их мало. И, как уже говорилось, далеко не вся молодежь дрыгается в ночных клубах, ограничивая область размышлений спиртным и сексом. Но… Но многие и не пытаются понять. Не потому что не могут, а потому что это "скучно", "не круто". Тут очень подходят слова М.И. Цветаевой: «Грех не в темноте, а в нежелании света, не в непонимании, а в сопротивлении пониманию, в намеренной слепоте и злостной предвзятости». Не думать - проще. Раз уж наша статья превращается в подборку цитат, позволим себе еще одну. С.М. Эйзенштейн:
«Я оглядываюсь и внезапно [чувствую] себя… как Чацкий в конце [третьего явления «Горя от ума»]:
"Глядь… (Оглядывается, все в вальсе кружатся…)"
Я часто ловлю себя на таком ощущении.
Взглянешь…
А кругом хороводом танцуют не только «Закон жизни», «Бабы», «Моя любовь», но и многие более почтенные заглавия фильмов. Я не назову их - пусть сами подумают, причастны ли они к хороводу.
А хоровод этот - хоровод бездумья. Крутит его смена большей или меньшей удачи фильма. Хоровод этот - замедленное чертово колесо не до конца осознанной ответственности перед страной, перед историей культуры, перед своим искусством…»
Последнее, конечно, об авторах, а не о зрителе. Но зритель нередко такое кино и выбирает. Вспомним, например, с каким фурором прошел совсем недавно «Дневной дозор». И иже с ним. Научится ли массовый зритель отличать искусство от "целлулоидного суррогата" (как это было названо в одной из статей о закрытии Музея кино)? Вопрос не новый. Еще в 1920-е «Танька-трактирщица» Б.Светозарова противопоставлялась «Броненосцу "Потемкину"» Эйзенштейна. Диспут даже был - «Танька против Броненосца». (Только вот «Гамлета», как пишет Трауберг, современники понимали, принимали и даже просили от Шекспира побольше философских рассуждений.) И возникает новый вопрос: а надо ли массовому зрителю понимать? Г.Бородин, один из немногих историков отечественной анимации, где-то писал, что все, кому можно было внушить, что Норштейн - гений, а анимация - искусство, давно уже это поняли. Может, вообще перестать об этом волноваться? Кто может понять, что Эйзенштейн и Тарковский - гении, давно уже это поняли, а остальные… ну что ж? А остальные - и не поймут…
Трауберг заканчивал главу так:
«Заканчиваю эту предпоследнюю, горчайшую для меня главу… скорбным убеждением: "Хотя бы Геркулес весь мир разнес, а…"
А в кино будут ходить - на интересное».
Мы закончим вопросом:
Надо ли, чтобы все понимали искусство, а если надо, то как воспитать это в зрителе?
Необходимость ответа на этот вопрос уже давно назрела. Не знаю, как во времена Шекспира, но последние 250-300 лет он стоит очень остро.

Date: 2007-06-02 04:36 pm (UTC)
From: [identity profile] boromirra.livejournal.com
Здравствуйте, извините что не в кассу, вы писали, что хотели на моего Маяковского посмотреть? Так я вас приглашаю. 1 июля у нас экзамен. Придете? А расскажите о себе пожалуйста! Напишите мне в общем, если не в лом. Не обращайте внимания на мой жаргон, мне уже 30, я просто инфантильная депрессирующая творческая неличность еще пока:)))
boromirra@yandex.ru

Date: 2007-07-16 06:08 pm (UTC)
From: [identity profile] a-s-kino.livejournal.com
Действительно очень хотел посмотреть, но, увы, давно не заглядывал в журнал (и уезжал, и просто;) - пропустил..
Спасибо за приглашение! И что вспомнили! (не скрою, прочитать было приятно, хотя и обидно, но сам виноват..)

Date: 2007-07-20 10:24 am (UTC)
From: [identity profile] boromirra.livejournal.com
Ничего страшного, не очень получилось, тех.проблемы, я очень расстроилась

Date: 2007-08-01 07:46 am (UTC)
From: [identity profile] a-s-kino.livejournal.com
Не стоит расстраиваться из-за тех.проблем - важен результат творческий, а не технический (т.е. такой, что если добавить технику - все прекрасно)

Profile

a_s_kino: (Default)
a_s_kino

September 2011

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021 222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios